Все новости
Общество
26 Июня 2019, 12:58

Мишкинский район: история (часть 6)

В связи с некоторым ростом капиталистических элементов, в деревне повышалась их хозяйственная и политическая активность

Кулаки яростно противодействовали всем росткам социализма в деревне. Советское правительство стало более жестко проводить ограничения эксплуататорских тенденций кулачества.


Наибольшим вниманием и поддержкой Советского государства пользовались колхозы. Они получили долгосрочные кредиты на весьма выгодных условиях, льготы в уплате налогов, землеустройстве, в пользовании лесами. Колхозы тогда еще не были действительно крупными хозяйствами. В 1928 и 1929 г. г. в среднем они состояли из 11–14 крестьянских хозяйств. Опыт показал, что такие мелкие колхозы не позволяют в полной мере использовать преимущества крупного хозяйства. Если сравнить 1928 и 1929 гг., то уровень коллективизации в 1929 г. был выше. Численный рост колхозов приводил в ярость кулаков, обострялись противоречия между последними и колхозами. Советское правительство ввело ряд ограничений для кулачества: закон о землепользовании и землеустройстве, который сократил срок аренды земли и запретил сдачу земли в аренду кулацким хозяйствам, прекратилась продажа сложных сельскохозяйственных машин. Изгонялись кулацкие элементы из руководящих органов кооперации и крестьянской взаимопомощи. В ограничении и вытеснении кулачества видную роль играла налоговая политика Советского правительства, обложения кулацких хозяйств в индивидуальном порядке.


Советское государство и деревенская беднота дали отпор кулацким выступлениям. Против них применялись чрезвычайные меры: конфискация излишков хлеба по суду, выселение за пределы района и республики.


Материальная помощь трудовому крестьянству от государства выразилась в 138 млн. рублей, а от крестьян было получено в виде налогов, страховых и иных платежей, по займу 10,6 млн. рублей.


Однако, советская деревня стала преимущественно мелкокрестьянской с преобладанием в ней мелкотоварного типа производства, а само сельское хозяйство — более мелким, раздробленным и распыленным, а потому и менее производительным.


Мелкие крестьянские хозяйства оказывались настолько нерентабельными, что не в состоянии были содержать лошадь и иметь какой-либо более или менее сложный сельскохозяйственный инвентарь. Так, во всей Чураевской волости в 1924 году было веялок — всего 2, молотилок — 39, жнеек — 8, а в 1925 г. веялок стало 4, молотилок — 59, жнеек — 9.


Измельченное крестьянское хозяйство не могло в своей массе идти следом за развивающейся техникой. Для такого хозяйства присущи примитивные орудия труда — соха и мотыга. Иметь хотя бы двухлемешный плуг было ему не под силу.


Несмотря на огромную материально-техническую и организационную помощь трудящемуся крестьянству, а также усилия коммунистической партии и Советского правительства, направленные на подъем сельского хозяйства, оно все же продолжало оставаться на низком уровне, тая в себе опасные тенденции к дальнейшему падению производительности и товарности. Все эти причины, обусловившие низкий уровень сельского хозяйства, отставание от развития промышленности стали настолько ясны и очевидны, что необходимо было найти решающий выход из создавшегося положения, который состоял в переходе от мелкотоварного крестьянского хозяйства к крупному, высокотоварному хозяйству.


Большое значение в повышении благосостояния трудящихся имело увеличение государственных ассигнований на социально-культурные нужды. В 1931 году было выделено 436,2 тысячи рублей, в 1935-м — 1867,9, а в 1937 году — уже 2504,4 тысячи рублей. На просвещение было выделено в 1934 году 518,6 тысячи рублей.


В районе в 1929 году было 52 школы, а в 1936-м — уже 70, среди них 37 марийских, 15 татарских, 3 башкирских, 15 русских.


Чрезвычайно трудной в период введения всеобщего начального обучения была проблема педагогических кадров, особенно из нерусских национальностей. Даже в составе отдела народного образования лишь один инспектор методист Мустафа Султанов имел высшее образование, а остальные — заведующий Е. И. Сагадеев и статистик Т. Асмаев — среднее специальное. Были среди работников района педагоги даже с начальным образованием. В районе учителей в 1934–35 годах было 160, по национальности мари — 94, татар и башкир — 38, русских — 28.


Многие учителя участвовали в коллективизации сельского хозяйства, были организаторами первых колхозов. Одним их таких был заведующий Уразаевской школы Н. А. Кидалашев, который проработал учителем 36 лет. Жители деревни Уразаево изъявили желание назвать свой колхоз его именем, и президиум райисполкома Мишкинского района присвоил имя Кидалашева колхозу в связи с 35-летним юбилеем его учительской работы.


Были открыты в летнее время детские сады во всех колхозах.


Если до революции в районе был лишь один фельдшерский пункт в селе Мишкино, который помещался в маленькой избе, то в 1937 году по району было 3 больницы с количеством 50 коек, 2 амбулатории при больницах и 1 самостоятельная, 1 аптека, 4 фельдшерских пункта. В 1939 году в районе было 9 врачей, 8 фельдшеров, 5 акушерок, 10 медсестер.


Большое значение в деле развития культуры в районе имели культурно-просветительские учреждения.


Руководствуясь постановлением Башкирского обкома партии «Ни одного сельсовета без избы-читальни, каждому колхозу и совхозу хороший клуб, ни одной бригады без красного уголка, ни одного двора без газеты, за чистоту в быту», в Мишкинском районе были открыты 15 библиотек, 23 избы-читальни, 63 колхозных клуба, 7 красных уголков. В 1937 году действовали 3 установки для демонстрации немого кино и одна — для звукового. Имелась телефонная линия протяженностью 53 километра, было 14 телефонов.