Все новости
Общество
27 Апреля 2019, 16:00

Мишкинский район: история (часть 4)

В 1921 году была засуха. Ничего не выросло. С лета люди начали собирать лебеду. Лебеду сушили, потом обдирали на мельнице и в ручных ступках, а зимой варили как кашицу, зимой сколько было скота все переели и кожу, и кости мололи

К весне люди начали вымирать от голода. Ели и илим. Илим сушили, потом мололи на мельнице и из муки варили кашицу. Чего только не переели — лишь бы не умереть с голоду.


И среди голодных кто-то по деревням пустил слух, что можно ехать в Америку, и вот зимой 1922 года в феврале и марте люди двигались в сторону Камеево на салазках. Клали кое- какие вещи. Никто конечно, дальше Камеево и Байтурово не доходил. По дороге люди замерзали, обессиленные голодом и холодом, умирали. Весной можно было везде наткнуться на умерших с голоду. Вдобавок появился тиф среди населения. Но в 1922 году уродился небывалый урожай. Так пережили люди войну, голод и болезнь. Не было соли, население ездило на лошадях за соленой водой в Соколки. Источник называется Уржумским. Ныне он благоустроен лесниками Калининского лесничества Бирского района. Источник жив по сей день. К этому времени закончилась гражданская война.


Перестройка работы в новых условиях. Трудности в организации полевых работ и сохранении урожайности.


В 1941 г. колхозам района предстояло убрать зерновые на площади 43758 га и технических овощных культур на площади 3600 га. Но мирный труд советских людей был прерван начавшейся войной. В условиях войны, чтобы своевременно убрать урожай, требовалась исключительная организованность и дисциплина. Одним из главных вопросов была подготовка уборочных средств и достаточное снабжение ГСМ. Особое внимание было обращено на подготовку всех уборочных машин. В большинстве колхозов кузнецы стали работать в две смены, МТС — создавали специальные ремонтные бригады. По состоянию на 29 июля было отремонтировано 84% жаток, 98% молотилок, 66% веялок, 81% крытых токов. МТС района почти на 100% были обеспечены механизаторами. Существенно изменилась и организация труда. Были приняты решения об обязательном участии всего трудоспособного населения во всех видах сельскохозяйственных работ. Привлекались учащиеся и пенсионеры. Так, 8 августа колхозники колхоза «Ленин корно» с утра в 4 часа, с красными флагами пошли на работу. Наряду с трудоспособными вышли и престарелые, 78-летняя Исадыкова Тайбика по собственному желанию пошла на работу и повела за собой всех стариков и старух деревни.


Было обращено особое внимание на использование имеющихся комбайнов, жаток и уборочных машин. Еще до начала уборки за каждым комбайном закрепили участки, установили маршруты движения. За каждым комбайном закрепили постоянный состав колхозников с необходимым количеством лошадей, подвод.


В результате в большинстве колхозов уборка проходила успешно. По состоянию на 7 сентября было убрано 63% зерновых и заскирдовано 38% к убранному. Комбайнами было убрано 2472 га или по 58 га на каждого. В целях ускорения темпов уборки правительство разрешило колхозам производить повышенную оплату труда. Постановлением было предусмотрена натуральная оплата труда сверх начисленных трудодней, в следующих размерах:

а) за каждый га, скошенного конными машинами, — до 5 кг зерна;

б) за каждый га, скошенный вручную, — до 15 кг;

в) за скирдование хлеба с одного га — до 7 кг;

г) за вязку снопов, сноску и укладку их в копны — до 25 кг за один га.


Благодаря этим мероприятиям урожай 1941 г. был полностью убран. Также колхозами было заложено 100% семян под урожай следующего года и посеяно 19750 га озимой ржи. Но вспашка зяби проходила неудовлетворительно. По состоянию на 1 октября годовой план был выполнен лишь на 9,8%. Обмолот хлебов продолжался до весны следующего года. По состоянию на 5 марта 1942 г. план был выполнен на 88%.


Весенне-полевые работы в 1942 г. проходили напряженно. Весна выдалась поздняя, холодная, поэтому полевые работы начались позже. Весенний сев проводили в сжатые сроки, и значительно увеличили посевные площади. План посева был выполнен на 104%, 37645 га против 31488 га в 1941 г. яровых, картофеля 1328 га против 776 га. Посевы яровых увеличились на 21%. В фонд обороны и пострадавших было засеяно 157 га. В результате посева по весенней вспашке многие поля заросли сорняками. В колхозах не хватало рабочих рук для проведения прополки, и посевы остались засоренными.


Колхозам в 1942 г. предстояло убрать зерновые на площади 53125 га. Уборочная площадь сократилась на 3893 га. Это произошло в результате гибели озимых от заморозков.


На уборку было мобилизовано все население: учащиеся, колхозники и престарелые. Специальным решением райисполкома все трудоспособное население райцентра и района, не связанное с сельским хозяйством, было мобилизовано на уборку урожая сроком с 1 августа по 1 октября.


Колхозники и работники МТС понимали, что в обстановке вой- ны каждый пуд хлеба дорог для обеспечения Красной армии и населения. Поэтому многие колхозники показывали образцы самоотверженного труда. Вот несколько примеров: колхозники сельхозартели «Борьба» Хайретдинов Низам и его жена (обоим по 80 лет), Дьяконов Алексей (75 лет), работая с утра до позднего вечера, вручную жали ежедневно по 0,15 га хлебов; колхозники колхоза «Электор» Химматуллин Гаиткул и его жена Фатима, несмотря на престарелый возраст (70 лет) сжали серпом по 0,18–0,25 га; колхозницы колхоза «Урала» Киреева Хамделиса и Фаизов Галимзян ежедневно убирали вручную по 0,20–0,25 га. Колхозники колхоза «Спартак» Кадиков Галиакбар, Галинуров Хадинур работали и днем и ночью — днем косили хлеба на конных машинах, а ночью выполняли обязанности конюхов колхоза.


Работа на полях не прекращалась ни днем, ни ночью. Днем убирали, сушили в снопах и «бабках», а ночью их скирдовали. Круглые сутки шла работа по сортировке и очищению зерна на складах, на токах и т. д.


Только по состоянию на 26 сентября в колхозах Мишкинского района было заскирдовано в ночное время 1970 га.


Выполняя решение ЦК ВКП(б)«О мерах борьбы с потерями урожая по колхозам БАССР» райком партии, исполком райсовета в колхозах организовали борьбу с потерями урожая. Для этого на всех участках, особенно там, где убирали комбайны и конные машины, проводили сбор колосьев. Так, на 26 сентября только в 88 колхозах района собрано колосьев на площади 934 га конными граблями и 4400 га ручным способом. С целью максимального сокращения потери на уборке, 196 жаток работало с зерноуловителями, на подгребании колосьев работало 150 конных граблей.


Политотделы МТС проводили большую работу по пресечению в колхозах порчи или хищения зерна. Так работниками полит- отдела Чураевской МТС были обнаружены факты большой потери зерна в колхозе «Парижская коммуна» Кайраковского сельского совета, где на одном квадратном метре оставалось 175 гр. зерна после уборки жаткой и комбайном. Благодаря вмешательству представителей полит- отдела, оставленные колосья полностью были собраны.


В колхозе «Иошкар-Куралше» Больше-Сухоязовского сельского совета был обнаружен факт, когда 90 ц зерна лежало на открытом току, находилось под угрозой порчи и из-за плохой охраны допущены хищения — 1,5 ц. Недостаток был устранен, виновные понесли наказание.


По состоянию на 26 сентября было убрано 41425 га или 72,3% уборочной площади. Но большим недостатком в ходе уборки урожая являлось малопроизводительное использование комбайнов. Комбайнами было убрано всего лишь 2347 га или 5,6% всей уборочной площади. Основная площадь зерновых культур была убрана вручную и конными машинами. Так к 26 сентябрю было убрано вручную 20140 га или 48,6% всей убранной площади.


Был допущен большой разрыв между косовицей и скирдованием. На 26 сентября было заскирдовано только 63% скошенного.


Темпы обмолота хлебов были еще медленнее. Обмолот производился главным образом силами самих колхозов, доля МТС была небольшая. Так на 26 сентября было обмолочено 17446 га, что составляет 42% убранного хлеба, в том числе силами МТС — 4500 га, или 25 процентов. На 1 января 1943 года не обмолоченного хлеба осталось 12769 гектаров.


Урожайность зерновых культур была значительно низкая. Она составила 6,6 центнера с гектара, против 11,8 центнера в 1941 году. Картофеля собрано по 70 центнеров с одного га.


Озимые под урожай будущего 1943 года были засеяны с нарушением агротехнических сроков, с большим запозданием, и только на 10 сентября план был выполнен на 100 процентов. Всего, включая и дополнительный план, было посеяно 19500 га озимой ржи.


Согласно плану, на вспашке зяби должно было участвовать 1882 лошади или 40 процентов наличного поголовья рабочих лошадей. В среднем на каждую лошадь была установлена норма по 7,2 га.


Но на 25 сентября было вспахано лишь 2585 га, причина — нехватка тяговой силы. Тракторы работали очень плохо, а лошади были заняты на уборке хлебов и хлебосдаче государству.


В конце 20-х годов, когда Советская власть вела отсчет уже второго десятилетия после победы Великого Октября, перед нашей страной встали вопросы принципиального, поворотного значения. На повестку дня сама жизнь поставила задачи индустриализации страны и реконструкции экономики, социалистических преобразований в деревне.


Решения об индустриализации неизбежно повлекли за собой перелом политики в деревне. Что же представляла деревня накануне этого перелома? В 1928 году в селе жило более 80% населения СССР, сельское хозяйство давало более половины произведенного продукта в экономике, основную часть экспортной продукции. Кроме небольшого количества колхозов и совхозов, сельское хозяйство было мелкокрестьянским (около 25 мл крестьянских хозяйств). По посевным площадям, валовому сбору зерна и даже технической во‑оруженности сельского хозяйства Россия этого периода несколько превосходила довоенную. Но из-за грубой политики правительства, крестьяне были не заинтересованы в продаже зерна и другой продукции государству, поскольку оно пыталось покупать его по ценам, в несколько раз ниже рыночных. Государство держало в своих руках монополию внешней торговли. В результате в 1927–1939 гг. возникли кризисы хлебозаготовок, во много раз снизился объем экспорта, в городах стали вводиться карточки. Большевистское руководство всегда рассматривало основу нации — крестьянство как реакционный класс, делая исключение для бедноты. Оно стало искать выход не в развитии товарно-денежных отношений, не в развитии частной собственности, а, напротив, в ее окончательной ликвидации. Основную часть деревни составляли середняки, даже по официальным подсчетам, кулацких хозяйств насчитывалось около 5%. Но, по словам Бухарина, эти крестьяне считались кулаками, а на самом деле это «нищие» по сравнению и с дореволюционными кулаками и с зажиточными заграничными фермерами. Впрочем, во второй половине 20-х годов богатеть было очень сложно: у крестьян принудительно изымали зерно, судили, как спекулянтов, навешивая налог за налогом и прочее…


Поставим перед собой такие вопросы: каким путем, на какой основе шла коллективизация крестьянских хозяйств, какую роль в жизни страны, в судьбах миллионов людей она сыграла?

(Продолжение следует)

Материалы предоставлены Мишкинским историко-краеведческим музеем